• Телефонные звонки
  • Доставка посылок и передач в СИЗО-1
  • Денежные переводы осужденному
  • Страхование осужденных

ШИЗО, ПКТ, СУС, ЕПКТ - что это?

Lunna Оффлайн

Lunna

visibility
Регистрация
30 Ноябрь 2016
Сообщения
941
Симпатии
5
Баллы
0
#1
Особенности условий содержания осужденных в штрафных изоляторах, помещениях камерного типа, единых помещениях камерного типа, одиночных камерах.
Осужденным запрещается брать с собой в штрафные изоляторы имеющиеся у них продукты питания и личные вещи, за исключением полотенца, мыла, зубной щетки, зубной пасты (зубного порошка), туалетной бумаги, средств личной гигиены (для женщин), а также выписанных ими журналов и газет**.
Осужденным, водворенным в штрафные изоляторы, разрешается пользоваться печатными изданиями из библиотеки учреждения**.
Письменные и почтовые принадлежности, имеющиеся у осужденных, хранятся у младшего инспектора по надзору за осужденными в ШИЗО и выдаются им на время написания корреспонденции.
Продукты питания сдаются на склад и выдаются осужденным после отбытия ими меры взыскания. Администрация принимает меры к их сохранности, однако если в силу естественных причин от длительного хранения продукты испортились, об этом комиссионно составляется акт и они уничтожаются.
Курение осужденным, водворенным в штрафной изолятор, запрещено (для обеспечения пожарной безопасности и соблюдения санитарно-гигиенических требований).
При приеме осужденных в штрафные изоляторы, помещения камерного типа, ЕПКТ, одиночные камеры они подвергаются полному обыску, после чего, при наличии возможности, переодеваются в одежду, закрепленную за этими помещениями.
С осужденных, содержащихся в штрафных изоляторах колоний-поселений, взыскивается полная стоимость питания, предоставленного им по установленным нормам.
Осужденным, переведенным в помещения камерного типа, ЕПКТ или одиночные камеры в порядке взыскания, не разрешается брать с собой имеющиеся у них личные вещи, кроме продуктов питания, полотенца, мыла, зубного порошка, пасты, зубной щетки, туалетной бумаги, табачных изделий и спичек (для женщин предметов гигиены).
Осужденным, содержащимся в помещениях камерного типа, ЕПКТ и одиночных камерах, разрешается иметь простые карандаши, авторучки, стержни, тетради, почтовые марки, открытки, конверты, пользоваться печатными изданиями из библиотеки учреждения, выписывать книги, журналы и газеты**
При переводе осужденных из помещений камерного типа, ЕПКТ либо из одиночных камер в штрафные изоляторы за проступки, совершенные в помещениях камерного типа, ЕПКТ и в одиночных камерах, срок их содержания в штрафных изоляторах в срок содержания в помещениях камерного типа, ЕПКТ и в одиночных камерах не засчитывается. В случае перевода осужденного в помещение камерного типа, ЕПКТ за злостное нарушение установленного порядка отбывания наказания в штрафном изоляторе срок содержания в помещении камерного типа, ЕПКТ исчисляется после отбытия взыскания в штрафном изоляторе.
 
Lunna Оффлайн

Lunna

visibility
Регистрация
30 Ноябрь 2016
Сообщения
941
Симпатии
5
Баллы
0
#2
Уголовно-исполнительный кодекс РФ (УИК РФ)
Статья 121. Условия отбывания лишения свободы в исправительных колониях общего режима
4. Осужденные, отбывающие наказание в строгих условиях, проживают в запираемых помещениях. Им разрешается:
а) ежемесячно расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости помимо средств, указанных в части второй статьи 88 настоящего Кодекса, иные средства, имеющиеся на их лицевых счетах, в размере двух тысяч рублей;
(в ред. Федеральных законов от 03.04.2006 N 46-ФЗ, от 14.02.2009 N 23-ФЗ)
(см. текст в предыдущей редакции)
б) иметь два краткосрочных и два длительных свидания в течение года;
в) получать три посылки или передачи и три бандероли в течение года;
г) пользоваться ежедневной прогулкой продолжительностью полтора часа.
Статья 122. Исправительные колонии строгого режима

3. Осужденные, отбывающие наказание в строгих условиях, проживают в запираемых помещениях. Им разрешается:
а) ежемесячно расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости помимо средств, указанных в части второй статьи 88 настоящего Кодекса, иные средства, имеющиеся на их лицевых счетах, в размере одной тысячи рублей;
(в ред. Федеральных законов от 03.04.2006 N 46-ФЗ, от 14.02.2009 N 23-ФЗ)
(см. текст в предыдущей редакции)
б) иметь два краткосрочных свидания и одно длительное свидание в течение года;
в) получать две посылки или передачи и две бандероли в течение года;
г) пользоваться ежедневной прогулкой продолжительностью полтора часа.

Статья 124. Исправительные колонии особого режима

3. Осужденные, отбывающие наказание в строгих условиях, проживают в помещениях камерного типа. Им разрешается:
а) ежемесячно расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости помимо средств, указанных в части второй статьи 88 настоящего Кодекса, иные средства, имеющиеся на их лицевых счетах, в размере семисот рублей;
(в ред. Федеральных законов от 03.04.2006 N 46-ФЗ, от 14.02.2009 N 23-ФЗ)
(см. текст в предыдущей редакции)
б) иметь два краткосрочных свидания в течение года;
в) получать одну посылку или передачу и одну бандероль в течение года;
г) пользовать ежедневной прогулкой продолжительностью полтора часа.
 
Lunna Оффлайн

Lunna

visibility
Регистрация
30 Ноябрь 2016
Сообщения
941
Симпатии
5
Баллы
0
#3
ЕПКТ (о) - единое помещение камерного типа. До 1 июля 1997 г. законодательством были предусмотрены только ПКТ - структурные подразделения конкретных ИТУ, внутренняя тюрьма колонии. ЕПКТ же является структурным подразделением не отдельного ИТУ, а регионального управления по исполнению наказаний. Первое ЕПКТ создано в 1980-м году в Соликамске (Усольское УЛИТУ) в качестве эксперимента на базе ТПП (транзитно-пересыльный пункта) того же управления. Среди заключенных оно больше известно под названием Белый Лебедь. В 1988-м году приказом министра МВД А.В.Власова подобные учреждения созданы еще в 7-ми управлениях ГУЛИТУ. В программах реорганизации ГУИН МВД 94-х г запланировано создать учреждения этого типа еще при 18 региональных и лесных УИНах.
Чем же еще отличается ЕПКТ от просто ПКТ? При водворении в ПКТ осужденный не этапируется из ИТК, где он отбывает наказание, с ним работает тот же воспитатель (начальник отряда), он контактирует только с осужденными своего ИТК, его почтовый адрес не изменяется и т.п. При назначении же заключенному наказания в ЕПКТ, он этапируется в другой город, иногда другой регион, и фактически испытывает то же самое, что и заключенные, которые переводятся из колонии в учреждение тюремного типа (крытую). Работники МВД объясняют появление ЕПКТ в лесных управлениях тем, что не во всех лесных ИТК хватало помещений для ПКТ. В официальных документах МВД на ЕПКТ возложена следующая задача: "Изоляция осужденных, активно оказывающих противодействие администрации ИТУ в обеспечении правопорядка". Между тем, законом для выполнения этой задачи предусмотрены учреждения тюремного типа (крытые). Правда, тюремный режим "осужденным, активно противодействующим..." назначается по решению суда. Для отправки же в ЕПКТ, которое почти ничем от учреждений тюремного типа не отличается, требуется лишь постановление начальника ИТК. Таким образом, одна из целей ЕПКТ (в первый период их существования до закрепления в УИК РФ 1997 г.) — создание для пенитенциарных работников возможностей действовать вне норм закона, без всякого контроля за своими действиями.
Есть и еще несколько задач, выполняемых этими полулегитимными "экспериментальными" институтами, о которых не упоминается в "программе". В секретных инструкциях МВД ЕПКТ именуются "профилактическими центрами по проведению разложенческой работы с отрицательно настроенными осужденными". Этот полулегитимный "экспериментальный" институт выполняет на самом деле следующие задачи:
1. Вербовка агентуры для оперативных служб. Завербованные впоследствии рассылаются в различные ИТУ, поступают в распоряжение оперативно-розыскных служб на воле.
2. Проведение оперативной работы среди осужденных, подозреваемых в совершении нераскрытых преступлений, с последующим возбуждением уголовных дел.
3. Устрашение осужденных, содержащихся в обычных пенитенциарных учреждениях. Угроза отправки в ЕПКТ является весьма эффективным способом воздействия на заключенных, поведение которых по каким-либо причинам не устраивает администрацию ИТУ.
Понятно, что задача по раскрытию правонарушений в ЕПКТ решается вне процессуальных норм, установленных законом для обычного следствия и дознания. Для вербовки агентов и раскрытия преступлений в ЕПКТ используются "разнообразные формы психологического и режимного воздействия" - так на профессиональном жаргоне оперов обозначаются незаконные способы получения признаний, необходимой информации или изменения поведения объекта оперативной работы в нужном направлении. К таким способам относятся не только "воспитательные беседы", но и пресс-камеры, пытки, избиения. Работники МВД постоянно ссылаются на положительный эффект экспериментов с ЕПКТ в плане "оздоровления оперативной обстановки в ИТУ". К этим заявлениям следует относиться с осторожностью. Во-первых, при ведомственной оценке результатов "экспериментов", тем же ведомством и проводимых, довольно часто организуются любые заданные показатели. Во-вторых, выбранные критерии оценки (количество правонарушений и дисциплинарных нарушений, допускаемых в ИТУ) позволяют оценить лишь ближайшие, а не долговременные последствия того или иного эксперимента. Можно, например, заметить, что количество лидеров "отрицательных группировок" за годы существования ЕПКТ постоянно возрастало. Не учитывается и то, что в результате "разложенческой работы" общество получает полностью деградировавших людей, готовых на самые жестокие преступления.
 
Lunna Оффлайн

Lunna

visibility
Регистрация
30 Ноябрь 2016
Сообщения
941
Симпатии
5
Баллы
0
#4
Строгие Условия Содержания-то есть внутри каждой колонии имеються деления на локальные участки-СУС-это запираемые помещения где содержаться злостные нарушители режима содержания-чтоб было понятнее-это НЕ будет УДО ,ограничения в посылках передачах и свиданиях-локальный участок этот изолирован от остальной колонии-на работы с СУСа не выводят-по сути следующий шаг-ПКТ-помещения камерного типа на срок до 6 месяцев-по логике за осужденными осуществляеться крулосуточный усиленный надзор силами наряда колонии где постоянно находиться сотрудник колонии-ничего хорошего там нет-но как правильно замечено выше попасть туда может каждый.
СУС - строгие условия содержания.
О переводе на усиленный режим решение принимает сама администрация лагеря, решение суда здесь не нужно. Перевод осуществляется на основании приказа только начальника лагеря или лица, его заменяющего. В данном случае это взыскание, а по правилам оно налагается немедленно или не позднее 10 дней, так что 2 дня в - это в рамках закона. Максимум, что допускается - это взыскание не позднее 30 суток в исключительных случаях. А попасть можно за злостные нарушения. К ним относятся: распитие спиртных напитков, применение наркотиков, хулиганство мелкое, неповиновение представителям администрации (под этот пункт вообще практически любого можно подвести), отказ от работы, хранение запрещенных вещей (есть у многих, например ножи для резки хлеба и колбасы), а также их изготовление и передача. Там еще куча нарушений есть. Так что при желании любого можно в злостные нарушители определить.
 
Последнее редактирование модератором:
Lunna Оффлайн

Lunna

visibility
Регистрация
30 Ноябрь 2016
Сообщения
941
Симпатии
5
Баллы
0
#5
Имеются ли какие-нибудь дополнительные ограничения
для лиц, содержащихся в ШИЗО (ДИЗО), ПКТ и ЕПКТ
и каковы там условия содержания?


Осужденным, водворенным в ШИЗО, запрещаются:
свидания;
телефонные переговоры;
приобретение продуктов питания;
получение посылок, передач и бандеролей.
Лица, водворенные в ШИЗО, имеют право пользоваться ежедневной прогулкой продолжительностью один час.

Осужденные, переведенные в ПКТ (ЕПКТ, одиночную камеру), имеют право:
ежемесячно расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости средства, заработанные в период отбывания наказания, в размере 50% установленного законом минимального размера оплаты труда;
получать в течение 6 месяцев одну посылку или передачу и одну бандероль;
пользоваться ежедневной прогулкой продолжительностью полтора часа;
с разрешения администрации иметь в течение шести месяцев одно краткосрочное свидание.
Осужденные, содержащиеся в ШИЗО, ПКТ и одиночных камерах, работают отдельно от других осужденных.
Питание осужденных, содержащихся в ШИЗО (ПКТ, ЕПКТ, одиночных камерах) осуществляется по пониженным нормам. С учетом медицинского заключения питание может осуществляться по обычным нормам.
Перевод осужденных в ПКТ (ЕПКТ, одиночные камеры) производится с указанием срока содержания в них.
При приеме осужденного в ШИЗО, ДИЗО, ПКТ, ЕПКТ и одиночную камеру он должен быть осмотрен медицинским работником и подвергнут полному обыску.
К осужденным, переведенным в ПКТ, применяются все меры взыскания, кроме перевода в ПКТ, а к осужденным, переведенным в ЕПКТ, применяются все меры взыскания, кроме перевода в ПКТ и ЕПКТ.
Дежурства в камерах ШИЗО, ДИЗО, ПКТ, ЕПКТ осуществляются осужденными по очереди. Обязанности дежурного устанавливаются нормативными документами Минюста России53. Уборка одиночных камер осуществляется лицом, в ней содержащимся.
В случаях перевода осужденных из ШИЗО, ДИЗО, ПКТ, ЕПКТ, одиночных камер в лечебно-профилактические учреждения срок их лечения в них засчитывается в срок отбывания взыскания, за исключением случаев, связанных с членовредительством и симуляцией болезни.
При переводе осужденных из ПКТ, ЕПКТ или одиночных камер в ШИЗО за допущенные ими нарушения во время пребывания в ПКТ, ЕПКТ, одиночных камерах срок их содержания в ШИЗО в срок содержания в ПКТ, ЕПКТ, одиночных камерах не засчитывается.
В случае перевода осужденного из ШИЗО в ПКТ, ЕПКТ за допущенное им во время пребывания в ШИЗО злостное нарушение срок его содержания в ПКТ, ЕПКТ исчисляется после отбытия срока наказания в ШИЗО.
Осужденные, обучающиеся в школе и водворенные в ШИЗО, ПКТ, ЕПКТ, одиночную камеру, а также отбывающие наказание в СУС, обучаются по заочной форме.
Несовершеннолетним, водворенным в ДИЗО, запрещаются:
длительные свидания;
телефонные переговоры;
приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости;
получение посылок, передач и бандеролей;
пользование настольными играми;
курение.
Они имеют право на ежедневную прогулку продолжительностью два часа, после которой осужденные подвергаются полному обыску54.
К несовершеннолетним, водворенным в ДИЗО, могут применяться все меры взыскания, кроме водворения в ДИЗО.
Несовершеннолетние, содержащиеся в ДИЗО, могут быть досрочно освобождены из ДИЗО начальником колонии или лицом, его замещающим, в порядке меры поощрения, а также по медицинским показаниям.
Администрация обязана обеспечить сохранность вещей, изъятых у осужденных при водворении их в ШИЗО, ПКТ, ЕПКТ и в одиночные камеры, а также по их просьбе выдавать им письменные принадлежности для написания жалоб и заявлений, которые должны быть незамедлительно переданы оперативному дежурному.
К лицам, нуждающимся в медицинской помощи, должен быть вызван медработник.
(УИК - ст. ст. 116 - 118, 137; ПВР - § 23; Положение о школе - п. 11; Инструкция о надзоре - пп. 3.11, 5.1)

Можно ли к осужденным, содержащимся в ШИЗО,
применять взыскание в виде водворения в ШИЗО?

За злостное нарушение установленного порядка отбывания наказания в ШИЗО начальник ИУ или лицо, его замещающее, вправе наложить своим постановлением взыскание в виде водворения в ШИЗО на срок до 15 суток. Таким образом, в отличие от ранее действовавшего ИТК РССФСР, срок пребывания осужденного в ШИЗО не ограничивается временными рамками.
(АППН - стр. 162)
Входит ли срок отбывания в ПКТ в срок содержания
на строгих условиях содержания?
Согласно ст. 87 УИК перевод осужденного из одних условий отбывания наказания в другие производится по решению комиссии ИУ, которая вправе засчитать срок отбывания взыскания в ПКТ в срок содержания на строгих условиях. Других условий для решения этого вопроса закон не содержит.
(АППН - стр. 159)
Кто имеет право применять меры поощрения и взыскания?
В полном объеме меры поощрения и взыскания имеет право применять только начальник учреждения или лицо, его замещающее.
Начальники отрядов имеют право:
налагать выговор устно;
налагать выговор (только начальники отрядов ВК);
объявлять благодарность;
лишать права просмотра кинофильмов в течение одного месяца (только начальники отрядов ВК);
разрешать дополнительно расходовать деньги на покупку продуктов питания и предметов первой необходимости;
разрешать дополнительный телефонный разговор (только начальники отрядов ВК);
досрочно снимать взыскания, наложенные начальником отряда.
Воспитатели отделений в ВК имеют право:
объявлять выговор;
объявлять благодарность;
досрочно снимать взыскание, ранее наложенное воспитателем отделения.
(УИК - ст. ст. 119, 138)
Что понимается под злостным нарушением
режима содержания?

Злостным нарушением установленного порядка отбывания наказания являются:
употребление наркотиков, либо наркотических или психотропных средств55;
мелкое хулиганство56;
угроза представителям администрации ИУ;
неповиновение представителям администрации ИУ57;
оскорбление представителей администрации ИУ при отсутствии признаков преступления;
изготовление запрещенных предметов;
хранение запрещенных предметов;
передача запрещенных предметов;
уклонение от исполнения принудительных мер медицинского характера;
уклонение от обязательного лечения, назначенного судом или решением медицинской комиссии;
мужеложство;
лесбиянство;
организация забастовок или иных групповых неповиновений58;
активное участие в забастовках или иных групповых неповиновениях;
организация группировок осужденных, направленных на совершение вышеперечисленных нарушений, или активное участие в них59;
отказ от работы;.
прекращение работы без уважительных причин.
Злостным нарушением может быть также признано совершение в течение одного года повторного нарушения установленного порядка отбывания наказания, если за каждое из этих нарушений осужденный водворялся в ШИЗО.
Осужденный, допустивший вышеуказанные нарушения, признается злостным нарушителем только в том случае, если за каждое из этих нарушений он подвергался одному из следующих взысканий:
водворение в ШИЗО;
перевод в ПКТ;
перевод в ЕПКТ.
Осужденный признается злостным нарушителем постановлением начальника ИУ по представлению администрации ИУ одновременно с наложением взыскания.
(УИК - ст. 116; АППН - стр. 168)
Сколько времени осужденный, признанный злостным
нарушителем, может находиться в этом правовом
положении? Может ли оно быть снято досрочно,
если да, то через какое время, кем и как?
Злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания осужденный считается до тех пор, пока наложенные на него взыскания не погашены или не сняты досрочно в установленном законом порядке
 
Lunna Оффлайн

Lunna

visibility
Регистрация
30 Ноябрь 2016
Сообщения
941
Симпатии
5
Баллы
0
#6
Первый раз в ШИЗО
В этой статье я хочу рассказать нашим дорогим читателям о том, что такое первый выход из изолятора. Первый изолятор для арестанта – это как, своего рода, посвящение в ряды избранных. В преступном мире изолятор символизирует борьбу с произволом администрации. Он является первым домом для арестанта. Ведь человек, который живет по принципам преступной жизни, несмотря ни на что, рано или поздно оказывается изолированным от основной массы заключенных. Крыша является тюрьмой в тюрьме, поэтому там обитают те, кто и в лагере не поменял своих убеждений и продолжает свой начатый путь порядочного человека. По идее изолятор является самой жесткой законной мерой воздействия на неисправимых зеков. Любой молодой зек по прибытию в лагерь в первую очередь узнает о том, что такое крыша и какое там положение. О том, как греется изолятор, можно судить и об общем положении лагеря. Все усилия порядочных арестантов, находящихся в лагере, направлены на то, чтобы под крышей было положение на должном уровне. Изолятор – это в первую очередь страдание за жизненные принципы. Соответственно, чтобы в Штрафном Изоляторе были благоприятные условия для жизни, тоже приходится страдать. Если под крышей нет порядочного люда, значит, и положение там никак не наладишь. Поэтому, молодежь учат не боятся этого места, а наоборот всячески поощряют постоянные поездки под крышу.

Встреча с изолятора – это традиция преступного мира. Даже, если в лагере полная жопа, то зеки все равно стараются по особенному встретить своих товарищей на достойном уровне. В некоторых лагерях администрация, отлично понимая значение этой традиции для зеков, стремится всячески бороться с ней. Например, тех людей, которые встречают страдальца, на следующий же день после выхода самих отправляют покорять просторы изолятора. Такая мера к сожалению имеет некоторые плоды, но истинных арестантов таким образом, конечно, не остановить. В зависимости от возможности человек, побывавший под крышей, обеспечивается всем необходимым для жизни в лагере. Таким образом, братва выражает свое уважение за вклад арестанта в общее дело лагерного благополучия. Встреча организовывается для любого арестанта. Но, особенно, зеки стараются приложить усилия к выходу с первого изолятора. Первый необходимый атрибут встречи – это, конечно же, застолье. Все близкие стараются максимально забить всякой вкуснятиной праздничный стол в честь арестанта. Кто-то берет на себя ответственность за продукты, кто-то за пойло, кто-то за другие эксклюзивные вещи. Второй задачей близких является необходимость найти вещи для своего товарища. Сюда входят: спортивный костюм, сланцы, новая подшитая роба, чепурик, ботинки, кроссовки, трусы, носки. Следующим направлением в поисках являются средства личной гигиены. Это шампунь, мыло, гель для душа, зубная щетка, зубная паста, бритва, гель для бритья. Напомню, что это все в идеале. Редко бывает, что все удается найти. Но первый изолятор потому и называется первым, что он должен быть самым запоминающимся. Если близкие не в состоянии управится со всем набором необходимых для встречи средств, то активное участие в приготовлениях принимают все жители барака и даже лагеря. И вот, когда все приготовления завершены, наступает время ожидания. Особо близкие друзья, как правила, заранее узнают точное время выхода товарища и идут встречать его в надзор службу. Бывают и обломы, когда товарища не отпускают в лагерь, а ведут прямо на крестины. Крестины – это посещение начальника учреждения, которое может окончится дополнительной пятнашкой. Такое случается, когда арестант, водворенный в помещение изолятора, умудряется и там нарушать режим содержания. Вкратце опишу, что происходит, когда такое случается. Либо все, кто принимал участие в приготовлениях, садятся за стол и с успехом пропивают и проедают все припасы, либо все остается и ждет виновника торжества, либо все раздается на нужды других арестантов. В лагере бывает полно других выходов – туда все и уходит. В идеале, в таком случае те, кто занимал вещи, должен отдать все к моменту выхода из изолятора. Скажу честно, что иногда просто про это забывается. Но вернемся к тому моменту, когда все заканчивается благополучно для нашего страдальца. Близкие встречают его как героя. Обнимают, кричат, словом радуются. Провожают до барака и отправляют его мыться. Если есть возможность, то сразу отправляют в баню. Если такой возможности нет, то ничего страшного. Помыться можно и в умывальнике. Пока арестант моется, его товарищи накрывают стол к чаепитию. Иногда заваривают коня, иногда заваривают кофе. Иногда все сразу. На стол выставляется сгуха, шоколад, пряники – все, что удалось найти. Так-то, такое чаепитие организовывается для близких, но и всех желающих не прогонят.

Отдельно хочу описать момент, когда выход сопряжен с наркотической вспышкой. Не секрет, что среди зеков очень много наркоманов. Так вот, если встречаемый является любителем тяжелых наркотиков, то близкие стараются добыть к выходу героин. Об этом знают все зеки. Даже если подзамочный и не является лагерным авторитетом, то все равно его могут «осчастливить» своим присутствием на выходе смотрящие разных рангов. Все делают радостные лица, ведь сейчас будет бухара-ламбада. Иногда бывает, что виновника торжества даже не знают в лицо.

После того, как арестант помылся, начинается чаепитие. За ним расспрашивают о положении в изоляторе, о здоровье, о том, как себя чувствуют другие арестанты. По желанию арестант может накатить немного, но основное торжество откладывается на вечер. На вечерней проверке, только вышедшего из изолятора, могут снять сотрудники для проверки. Если все проходит нормально, то вечером начинается основное застолье. За стол может сесть любой желающий. Зеки бухают и кушают. Часто после стола начинается поход по всему лагерю. Если где-нибудь еще пьют, то арестанта, непременно, пригласят пропустить пару стаканов. Нередко организовываются дискотеки, где каждый жгет, кто как может. Причем не важно, что играет. Хоть клубняк, хоть шансон. После такого праздника многие участники мероприятия оказываются сами в изоляторе и опять все идет по накатанной.

Но так происходит не во всех лагерях. Есть места, где тебе даже чифир никто не заварит. А если и заварит, то где-нибудь в укромном месте. Администрация держит зеков под полным контролем. На корню пресекаются все традиции преступного мира. А в изоляторе человек действительно может хапнуть лиха. В таких лагерях в изоляторе сидят за малейшую провинность – покурил в неположенном месте, опоздал на проверку, не пошел в столовую. Люди в изоляторе за такие дела весь изолятор получают порцию адреналина. Некоторые не едят сутками, так как есть, собственно говоря, и нечего. Некоторые весь срок, проведенный в ШИЗО, получают побои. Именно в таких зонах проверяется, из чего сделан человек. Является ли он истинным арестантом или, всего лишь, играет в преступника.
 
Lunna Оффлайн

Lunna

visibility
Регистрация
30 Ноябрь 2016
Сообщения
941
Симпатии
5
Баллы
0
#7
ШИЗО - тюрьма в тюрьме

Когда попадаешь в разные следственные изоляторы и исправительные колонии, создается впечатление, что их начальники руководствуются не единым законом, а собственной фантазией. Особенно это заметно по тому, как устроены карцеры и ШИЗО.
Начнем по порядку. Еще советское время. Колония под Питером. Вскоре после заезда туда этапом я ругаюсь с сотрудником дежурной смены - он изъял при обыске мои дорогие вещи, выдал опись, после чего шмотки пропали. Конечно, я выразил негодование по этому поводу и заявил, что хотел свитер, джинсы и кожаную куртку сдать на склад, чтобы надеть после освобождения.
Меня тут же посчитали хамом, «возводящим поклеп на администрацию колонии», обвиняя ее в воровстве. После того как я отказался снять претензии, мне выписали пят;надцать суток ШИЗО - для начала.

Камера штрафного изолятора откровенно удручала. Девять квадратных метров площади, заваренное листом железа небольшое окно, черные от копоти бетонная шуба и потолок, цементированный пол, с двух сторон откидные нары. По идее, днем они должны пристегиваться к стене. Но здесь их откидывали круглосуточно, потому что в хате обитали семь нарушителей. Плюс я - восьмой.

Самое поганое, что с зоны в ШИЗО загоняли курево просто в неограниченном количестве. Вот народ и дымил, как перед расстрелом. Как я уже сказал, окон практически не было, зато запах табака перебивал вонищу от выносной параши. Матрасов и постельного белья в те годы в шизняке не выдавали. Штрафников переодевали в рваную робу на голое тело и в тапочки-плетенки из кирзы. Прибавьте, что нас не водили гулять, хотя обязаны были выводить каждый день на час. Еще и кормили по пониженной норме.
Короче, не курорт. Перезнакомились с народом. Разговоров хватило на полчаса. Потом некоторые завалились спать, так как это приходилось делать по очереди. Спящих днем постоянно будили вертухаи - то у них пересменка, то шмон, то обход начальника, его замов, медика. Вечером тоже было не отдохнуть.

Блатным у себя в камере скучно. Они чуть ли не приказывают сержантам, и те пускают гулять авторитетов по другим «хатам», открывая все двери. В этой колонии смотрящих не было. Правили и творили беспредел активисты. К нам они часто заглядывали, так как у нас сидели «правильные» преступники - в основном спортсмены-рукопашники, боксеры, борцы.

Когда к нам завалились пьяные главари, я как раз спал. Сквозь дрему услышал, как кто-то сказал про новенького. Почувствовав бесцеремонное толкание в бок, поднял голову и увидел огромного детину в спортивном костюме. Вместо приветствия он выдохнул перегаром: «Вор?»

Честно признаюсь, что я тогда не волок в понятиях. Это потом я узнал, что они имели в виду масть. Точнее, не совсем ее, а типа: поддерживаю ли я воровские традиции? При отрицательном или положительном ответе ко мне докопались бы и начали разборки. Но я по незнанию думал, что интересуются моей статьей. Потому ответил: «Грабитель...»

Такой масти пьяные «махновцы» не знали. Пока они кубатурили, как бы еще докопаться, вперед выступил мощный парень. Он долго присматривался в свете сороковаттной лампочки, наконец, узнал и полез обниматься. Мы с ним раньше спортом занимались вместе, потом в СИЗО пересекались.

Отношение окружающих сразу изменилось. Меня потащили в гости в блатную «хату». Осмотревшись в гостях, я увидел такое же, как у нас, по размеру помещение. Но настил один и огромный, а на нем матрасы и белоснежное постельное белье - это доктор за взятку и хорошее отношение выписал всем VIP-нарушителям постельный режим.

В зарешеченном окне - открытая форточка, стены оклеены светлыми обоями и порнокартинками из заграничных журналов. На столике «Мальборо», водка, жареное мясо, апельсины, дорогие конфеты. Тогда все это и на свободе было жутким дефицитом (кто помнит, было такое - талоны).

Ну, посидели. Приятель представил меня троим дружкам. Пить я отказался, а вот мяса поел, его из столовой горячим передают - так положено «крутых» активистов «греть». Тем более что сам завпищеблоком сейчас пять суток ШИЗО отбывает. Он получил их за то, что пьяный начальника отряда избил. Ну не нравился ему лейтенант, вот и попал, как на грех, под нетрезвую руку.

Остальные полмесяца я нормально дышал лишь тогда, когда в эту камеру меня в гости звали. У нас я задыхался и чуть не ослеп - от сырости или нервов у меня глаза перестали открываться. Знакомые активисты помогли и через медика отправили меня в санчасть. После я не часто, но заезжал в ШИЗО. Ничего там за много лет не изменилось.

Клопы на службе у вертухаев

От скуки и надеясь на лучшее, я в середине срока съездил на поселение в Архару. Там осужденные и без наказания живут хуже, чем в ШИЗО. Достаточно вспомнить, что поселенцев не кормили положняком, зарплату платили мизерную.

Голодные люди вкалывали на лесоповале. Даже если ты раздобыл денег, то готовить некогда - поднимают в полпятого утра, в пять - погрузка в машины. В лесу даешь план до шести вечера. Если не даешь план - бригаду сажают в штрафной изолятор.

Мы как новички из шизняка не вылезали. Ночью там из всех щелей выползали полчища клопов. Спать было невозможно. Если утром дежурный был добрый, то отпускал в отряд перекусить. Злые сотрудники загоняли прямо в машины и гнали на работу. Вечером - снова в камеру за невыполненный план. А как его выполнишь, если бензопила старая, трелевочник не заводится, гусеницы у него постоянно слетают.

Надоело такое послабление режима, отказался я от всех видов работ. Вертухаи долго пугали, уговаривали, после кинули меня в ШИЗО до суда. Но с ним не торопились. Месяц я провел в грязной камере без бани, прогулки, постельных принадлежностей. Кормили раз в сутки. Обычно давали немного обезжиренного супа и каши на воде. Форточка на окне отсутствовала, на свет лампочки слетались комары и мошки - этот как дополнение к клопам.

После похолодало, насекомые пропали, стекло так и не вставили. Согреться было невозможно, как и уснуть. От такой жизни я даже вздернуться думал. Хорошо, что суд подоспел и меня отправили на прежний вид режима. Оказалось, зря я шизняк на поселке ругал. Обратно в родную зону меня везли через несколько пересылок. Первая из них располагалась в этом же населенном пункте, но в колонии строгого режима. Пока формировали этап, нас кинули в помещение штрафного изолятора. Вот где самый мрак - на полу по щиколотку вода и моча, парашу вынести не дают, приходится испражняться в углу. После такого есть никому не хочется. Спать невозможно - у нар нет настила. Реально только сидеть на железном уголке. Хорошо, что нас так продержали чуть больше суток. От спертого воздуха и вони мы уже на грани потери сознания были. Это молодые здоровые парни. Каково же было старым и больным в таких условиях?! Тогда весь мир кричал, что содержание в советских тюрьмах приравнено к пытке - это они еще наш шизняк не видели!

ШИЗО для строптивых

Следующий свой срок я начал мотать при демократах. Они приняли закон, по которому в карцерах на ночь выдавали матрас, одеяло, подушку. Должны были также деревянные полы настелить, но с этим не торопились, так как средств не изыскали.

Арестовали меня в провинции. Такое впечатление, что там вертухаи закончили изощренные курсы по обучению тому, как досадить заключенному, но почти в рамках закона. За драки, отстаивание собственных прав и за голодовки протеста меня несколько раз в этом СИЗО водворяли в карцер - небольшое полуподвальное помещение. Даже в робу не переодели. ШИЗОВ шесть утра нары пристегивали к стене. Только в двадцать два часа их откидывали. Остальное же время тусовался на ногах. На бетонный пол не приляжешь, на таком же столбике не посидишь. Батарея не работает, сырость жуткая. Содержат одного. Когда выводят за матрасом, постоянно выясняется, что твой - двойной, толстый, новый, взяли обитатели других карцеров, а взамен оставили рваную грязную тряпку.

Устроил я скандал. Дежурный даже меня по камерам повел. Нашел я свое имущество, начал спрашивать - зачем чужое брать. «Крысятник» хамить вздумал. Пришлось ему по печени пробить. Матрас я вернул, но заработал еще пятнадцать суток. Это, кстати, нововведение демократов. При старой власти подряд больше пятнашки не выписывали - прав не имели. Но тогда сотрудникам приходилось хитрить. Это называлось - посадить через матрас. Отсидит нарушитель положенное, выйдет в зону с вещами и тут ему через пять минут новое нарушение придумают и в камеру запрут. Сейчас так не мудрят. Сколько начальству нужно, столько и маринуют в «хате» неугодного зека.

Целый месяц я провел в каменном «мешке». Читать не дают, передачи тоже под запретом. Когда нары первый раз отстегнули на ночь, я увидел, что они сделаны из широких полос железа, которое насквозь проржавело и мокрое. К утру матрас пропитался влагой. До конца срока он так и не высох и совсем сгнил. Из всех развлечений - утренний и вечерний обход, когда открывается «кормушка» и мужской голос спрашивает, сколько заключенных в камере. Еще три мышки приходили. Одна большая, хлеб из рук брала. Но очень доставал холод. Мерзнешь постоянно, а согреться не можешь. Отжиматься и приседать сил нет - кормят-то плохо. Стоять и сидеть невозможно, дрожь пробирает. Шестнадцать часов медленно бродишь из угла в угол, как сомнамбула. Ночью на влажный матрас приходится ложиться. Одеяло куцее, не греет. До утра раз двадцать вскочишь, подергаешь руками.

Никогда простудами не болел, а здесь что-то с внутренностями случилось. Каждые пять минут в туалет по-маленькому тянуть начало, причем очень сильно, а жидкость почти не выходит. Медику жаловаться бесполезно - его не дозовешься, а сотрудники отвечают, что ты, дескать, не в санатории.

Потом я уже из зоны в больницу тюремную ездил. Врач сказал, что поздно обратился - хроническая форма не лечится. Зато в исправительной колонии штрафной изолятор меня приятно удивил. Полы деревянные, тепло, кормят лучше, чем в общаковой столовой - это потому , что в зоне ход воровской. Вот братва и постаралась, чтобы «под крышей» страдальцев наваристей питали. Еще и дневальный грев передает. Курево с чаем мне не нужны, а вот конфетам от друзей я радовался - в армии и в неволе сладкого всегда хочется. Такие комфортные условия в шизняке позволяли спать на чистом полу. Жестко, правда, но все лучше, чем на цементе стоять. После переполненной зоны прямо отдыхаешь, если бы не одно но - нарушители насверлили в стенах отверстий. Моя камера не с краю, вот и приходилось часто грузы принимать и передавать в другие «хаты». Иначе нельзя – понятия обязывают. Но так доставали эти движении!

Хуже было, когда подселяли пьяного или обдолбанного наркотой соседа. В ШИЗО сидят по мастям. Ко мне блатных кидали, только невменяемых сильно. Они и блевали, и выступали - приходилось их вразумлять словом или кулаком. Так я несколько врагов нажил - люди не прощают, когда ты их слабости видел и заставил вести себя прилично.

Бочка, но без Диогена.

Поверив, что в стране все меняется к лучшему, в этот срок я тоже собрался на поселение. Попал в далекие края - в Республику Ко;ми. Единственное, что изменилось в жизни зеков, - то, что их начали кормить положняком, высчитывая большую сумму из зарплаты. Но и вкалывать заставляли больше. Если при коммунистах начальство не могло в таком масштабе воровать лес, то при рыночных отношениях его продают налево в огромных количествах. Зеки валят, распускают, перерабатывают в пиломатериалы, грузят в вагоны и машины миллионы кубов левого леса. «Хозяин» не жалеет рабсилу - этапы приходят часто.

Не стал я терпеть положение раба и снова в ШИЗО оказался. Это какую фантазию нужно иметь архитектору и начальнику, чтобы такое построить! Начать с размера помещения. Потолки метра четыре высотой, ширина и длина камеры - полтора метра. Большую часть пространства занимает параша. Выглядела она так - двухсотлитровую бочку срезали и затащили в «хату». Забираться на нее было трудно, как и удержаться на краю со спущенными штанами. Вынести такую лохань еще труднее. Зато воняет она так, что глаза ест.

Нар в камере нет, спать приходится на полу, выпрямиться невозможно. По диагонали не лечь - мешает параша. Совсем беда, если подселят соседа - ночью приходится скрючиваться, как эмбрионы в утробе матери, и прижиматься друг к другу. На окнах нет стекла. Здание стоит, считай, в лесу. Над дверью за решеткой - яркая лампочка. В темное время суток на ее свет слетаются все насекомые округи, даже такие большие (с палец) усатые жуки. Они тоже кусаются.

Пришлось ругаться, грозить жалобами и личным суицидом. Вечером прапорщик вставил стекло, но насекомые все равно пролезали в щели над дверью. Амбре от параши просто душило. Последние остатки бодрости отнимали утренние экзекуции. Начальник и его замы после подъема пытали пьяных. Мужики, как крепостные, все терпели и не хотели возвращаться в зоны. В некоторых исправительных колониях хуже, чем в концлагере. В других - «возвращенцев» с поселения в наказании переводят в «петушатник». Это больше в южных краях процветает.

Утро в ШИЗО начиналось одинаково. За стенкой лупили пьющих. Сначала их заламывали и били дубинкой так, что лопалась одежда. Крик стоял жуткий. После над безропотным быдлом начинали издеваться - заставляли ползать, ходить гусиным шагом, прыгать, кричать хвалу сотрудникам. Мне всегда неудобно за чужой позор - как можно так низко пасть! Хорошо, что меня вертухаи трогать боялись, знали, что горло перегрызу.

Так я просуществовал месяц. После суд и новая зона. Там я снова в ШИЗО попал. Замначальника на построении потребовал, чтобы все встали смирно. Напомнил подполковнику, что мы не в армии, за что тут же оказался в «нулевке».

Это очень меткое название. Дело в том, что сутки может выписать только начальник. Когда его нет, нарушителя водворяют в камеру, но в срок это не засчитывается. В «нулевке» бывает много пьяных. Никто там не убирается. Кругом блевотина, сырость, грязь, в углу моча. На улице холодно, но стекол нет. Нар и сидений не предусмотрено, пол цементный. Да и так прилечь нереально. Перемажешься и в «низкую масть» угодишь.

Посадили меня на дневной поверке в три часа после полудня. Начальник придет завтра в десять утра, к полудню примет решение. Столько времени надо было отстоять на ногах в каменном колодце. Два шага от любой стены до противоположной. Можно перекусить себе вены, но опять же - пол в нечистотах. Упадешь, испачкаешь чистую одежду. Если откачают, позора не оберешься.

Из окна сильно дуло, особенно под утро. Никогда не думал, что человека может так трясти. Кстати, в «нулевке» еда и питье не положены. Типа в зоне тебя нет, а в ШИЗО ты еще не переведен.

Странные здесь блатные. Протестуют и дружно вскрывают животы и вены, требуя разрешить в изоляторе курево, но не обращают внимания на такие условия содержания. Куда деваться, я выдержал и это гнулово. К обеду следующего дня попал в камеру ШИЗО. Сотрудник и дневальный мне объяснили, что раз я с утра не стоял на довольствии, то кормить меня начнут только с завтрака. Что толку скандалить, тем более когда прапорщик из сочувствия не поднял деревянные нары в чистой и теплой камере.

До вечера я спал. Перед пересменкой прапор объяснил, что ему попадет, и захлопнул нары. Только тогда я как следует осмотрелся. Деревянный пол, даже небольшая батарея. Бетонный столбик – упор для откинутого настила. На нем даже можно сидеть, если не боишься заболеть.

Четыре шага от стены до стены, туалет с канализацией, раковина для умывания. Словом, почти люкс. Но темно, стены закопченные, тусклая лампочка за мелкой решеткой над дверью. Ничего не видно.

В общем, не самый худший вариант, если бы не соседи за стеной. К ним продолблена здоровая пробоина - пол-литровая кружка влезала. Приходилось общаться и слушать их громкие разговоры и смех. С одной стороны - не скучно, но круглосуточный гам и обращения доставали.

За свои срока я сменил еще много ШИЗО и СУСов. Где-то сиделось сносно, в других камерах - совсем запущенно. Если в колонию заходил спецназ, то «для профилактики» нарушителей режима сильно избивали. Тех, кто отказывался ползать и лезть под нары, калечили.

Вроде и разные комиссии из ГУФСИНа в зоны заходят, прокуроры, правозащитники. Неужели такие карцеры по закону положены? Тогда почему в них так условия различаются? Нет, тут скорее всего человеческий, вернее, начальственный фактор роль играет.

Федор Крестовый
По материалам газеты
"За решеткой" (№4 2011 г.)
 
Lunna Оффлайн

Lunna

visibility
Регистрация
30 Ноябрь 2016
Сообщения
941
Симпатии
5
Баллы
0
#8
ШИЗО, ПКТ - чем они отличаются?

- ШИЗО - штрафной изолятор, ПКТ - помещение камерного типа. Соответственно, карцер и внутрилагерная тюрьма. Раньше ПКТ называлось БУР - барак усиленного режима. Это название и сейчас бытует в лагерном обиходе.

ШИЗО дается до 15 суток. Продляться содержание в ШИЗО сейчас не может, но делают “непрерывку” "через постель". То есть одну ночь после ШИЗО тебе дают переспать в отряде, а утром опять тащат в ШИЗО. В ПКТ официально могут посадить на срок до шести месяцев.

В ШИЗО и ПКТ раньше официально применяли пытки голодом и холодом, то есть давали пониженную норму питания. В 1988 году этот порядок отменили. Новый Уголовно-исполнительный кодекс, подписанный Президентом Российской Федерации 8 января 1997 г., разрешает кормить неработающих осужденных, находящихся в ШИЗО и ПКТ, по пониженным нормам. Кроме того, неофициально всегда можно что-то придумать, чтобы жизнь медом не казалась. Могут, например, пытать зимой холодом, а летом духотой.

Пытка холодом организуется следующим образом. Помещения ШИЗО и ПКТ могут отапливать либо не отапливать, по произволу администрации. Может в твоей камере во время сильного мороза и не оказаться стекол. В таких ситуациях находчивые люди снимают с себя нательную рубашку, мочатся на нее и растягивают по решетке. Когда мокрая рубаха схватится морозом, в камере становится не так холодно, меньше дует из окна. Зато тогда начинает таять иней на стенах, и в камере становится сыро. Сырости способствует соль, которую специально для этого добавляют в штукатурку. Хорошее подспорье для поддержания сырости в камере - отсутствие гидроизоляции. При строительстве каменных зданий между фундаментом и основанием стен кладут лист рубероида. При постройке "кича" рубероид часто кладут только после того, как будет построен первый этаж, либо вообще не кладут. В результате влага из почвы беспрепятственно впитывается стенами. Называются эти фокусы "прививанием чахотки". Так, иногда открыто, перед строем зеков "хозяин" объявляет: "Непослушным - туберкулез". Это значит, что непослушные будут отправлены в ШИЗО. В бывшем Союзе, кстати, 70 процентов всех "тубиков" - зеки и бывшие зеки. Каждый восьмой-десятый зек - тубик. Есть и специальные туберкулезные зоны - "могильные". Там зеки как мухи мрут. Если выживут, после освобождения новый срок мотать начнут - в больницах. А на воле они сколько людей заражают!

Самые беспредельные зоны - это лесные, кстати, именно в лесных управлениях и расположены специальные “профилактории”, известные под названием “Белый Лебедь”. Здесь, как и 50 лет назад, “закон - тайга, прокурор - медведь”.

Внутренний беспредел, зековский - это сила кулака, отсутствие всяких понятий о правилах, о том, как люди должны поступать в той или иной ситуации. Обстановка, в которой уже нет способов решения споров, конфликтов между отдельными зеками - вот что это такое.

На беспредельных зонах (и в беспредельных камерах) идет постоянная борьба за власть, разборки происходят самым диким образом: тут тебе и избиения, и убийства, и правых бьют, и виноватых - кто сильнее, тот и прав. Причем происходит это постоянно, еженощно. Но чаще беспредел бывает на “красных” зонах. Сидеть там хуже - об этом говорят все, у кого была возможность сравнить. Вообще “красный” порядок на зонах долго не держится и часто заканчивается бунтами. “Красная” зона - обычно беспредельная. Сейчас красных зон становится все больше.
 
Lunna Оффлайн

Lunna

visibility
Регистрация
30 Ноябрь 2016
Сообщения
941
Симпатии
5
Баллы
0
#9
К сожалению, нет четких правовых критериев для применения той либо иной меры взыскания, что позволяет сотрудникам УИС манипулировать размытыми общими фразами и субъективно применять названные взыскания и усиления режимов по своему усмотрению к тому либо иному осужденному в зависимости от возникшей неприязненности или симпатии (последнее, правда, почти исключено), а также проводить свои решения через местные суды. Как правило, суды просто переписывают в постановления те формулировки, которые формально записаны в представлениях администрации исправительных учреждений. Пример см. здесь: http://www.hroniki.info/?page=news&id=2287

Четкие правовые основания для помещения осужденного в одиночную камеру, в ПКТ, ЕПКТ - это проблема, требующая проработки.

К сожалению, часть 1 статьи 117 УИК РФ очень размытая и насыщена общими фразами, позволяющими за одно и то же правонарушение применить разные меры взыскания. Вот как она изложена:

«Статья 117. Порядок применения мер взыскания к осужденным к лишению свободы.

1. При применении мер взыскания к осужденному к лишению свободы учитываются обстоятельства совершения нарушения, личность осужденного и его предыдущее поведение. Налагаемое взыскание должно соответствовать тяжести и характеру нарушения. До наложения взыскания у осужденного берется письменное объяснение. Осужденным, не имеющим возможности дать письменное объяснение, оказывается содействие администрацией исправительного учреждения. В случае отказа осужденного от дачи объяснения составляется соответствующий акт. Взыскание налагается не позднее 10 суток со дня обнаружения нарушения, а если в связи с нарушением проводилась проверка - со дня ее окончания, но не позднее трех месяцев со дня совершения нарушения. Взыскание исполняется немедленно, а в исключительных случаях - не позднее 30 дней со дня его наложения. Запрещается за одно нарушение налагать несколько взысканий.
2. Выговор объявляется в устной или письменной форме, остальные взыскания только в письменной форме. Взыскание налагается постановлением начальника исправительного учреждения или лица, его замещающего.
3. Дисциплинарный штраф налагается только за нарушения установленного порядка отбывания наказания, перечисленные в части первой статьи 116 настоящего Кодекса. Взысканная сумма дисциплинарного штрафа перечисляется в федеральный бюджет.
4. Перевод осужденных в помещения камерного типа, единые помещения камерного типа и одиночные камеры, а также водворение в штрафные и дисциплинарные изоляторы производится с указанием срока содержания после проведения медицинского осмотра и выдачи медицинского заключения о возможности нахождения в них по состоянию здоровья. Порядок проведения медицинского осмотра и выдачи указанного медицинского заключения определяется федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний, по согласованию с федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере здравоохранения.
5. К осужденным, переведенным в помещения камерного типа, могут применяться все меры взыскания, кроме перевода в помещения камерного типа.
6. К осужденным, переведенным в единые помещения камерного типа, могут применяться все меры взыскания, кроме перевода в помещения камерного типа и единые помещения камерного типа.
7. Осужденные женщины, имеющие детей в возрасте до трех лет в доме ребенка исправительного учреждения, и осужденные женщины, освобожденные от работы по беременности и родам, а также осужденные, являющиеся инвалидами I группы, в штрафной изолятор, помещения камерного типа и единые помещения камерного типа не переводятся.
8. Если в течение года со дня отбытия дисциплинарного взыскания осужденный не будет подвергнут новому взысканию, он считается не имеющим взыскания».
Достаточно сказать, например, что нередко к одинаковой тяжести относят следующие, не сопоставимые действия:
а) у осужденного обнаружено лекарство против грибка - нитрофунгин (его нельзя пить, оно годно лишь для лечения) и
б) у осужденного обнаружена бутылка водки.
Наказывают одинаково, не разбираясь в умысле. Я это утверждаю, исходя из конкретных случаев. Ясно, что это не идентичные действия и наказания должны быть различные.
Более четко в законе прописаны условия содержания осужденных:
«Статья 118. Условия содержания осужденных к лишению свободы в штрафных изоляторах, помещениях камерного типа, единых помещениях камерного типа и одиночных камерах.
1. Осужденным к лишению свободы, водворенным в штрафной изолятор, запрещаются свидания, телефонные разговоры, приобретение продуктов питания, получение посылок, передач и бандеролей. Они имеют право пользоваться ежедневной прогулкой продолжительностью один час.
2. Осужденные, переведенные в помещения камерного типа, единые помещения камерного типа или одиночные камеры в порядке взыскания, имеют право:
а) ежемесячно расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости средства, имеющиеся на их лицевых счетах, в размере пятисот рублей;
б) получать в течение шести месяцев одну посылку или передачу и одну бандероль;
в) пользоваться ежедневной прогулкой продолжительностью полтора часа;
в.1) осужденным, не допускающим нарушения установленного порядка отбывания наказания в период их нахождения в помещениях камерного типа, единых помещениях камерного типа, время прогулки по постановлению начальника исправительного учреждения может быть увеличено до двух часов в день на срок до одного месяца;
г) с разрешения администрации исправительного учреждения иметь в течение шести месяцев одно краткосрочное свидание.
2.1. К осужденным, содержащимся в штрафном изоляторе, помещениях камерного типа, единых помещениях камерного типа, одиночных камерах, по их просьбе приглашаются священнослужители, принадлежащие к зарегистрированным в установленном порядке религиозным объединениям, по выбору осужденных.
3. Осужденные, водворенные в штрафной изолятор, переведенные в помещения камерного типа или одиночные камеры, работают отдельно от других осужденных.
4. Утратила силу.
5. В случае перевода осужденных из штрафных изоляторов, помещений камерного типа, единых помещений камерного типа или одиночных камер в лечебно-профилактические учреждения уголовно-исполнительной системы срок их нахождения в указанных лечебных учреждениях засчитывается в срок отбывания взыскания».
В исправительных колониях самые строгие условия содержания устанавливаются в штрафных изоляторах. В них запрещаются свидания; телефонные разговоры; получение посылок, передач и бандеролей; приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости. Если осужденные не работают на свежем воздухе, им предоставляется ежедневная часовая прогулка. С осужденных, содержащихся в штрафных изоляторах колоний-поселений, взыскивается полная стоимость питания, предоставленного им по установленным нормам.
Осужденным запрещается брать с собой в штрафные изоляторы имеющиеся у них продукты питания и личные вещи, за исключением полотенца, мыла, зубной щетки, зубной пасты (зубного порошка), туалетной бумаги, средств личной гигиены (для женщин), выписанных ими журналов и газет, а также религиозной литературы, предметов культа индивидуального пользования для нательного или карманного ношения. Курение в штрафном изоляторе запрещено.
Положения, запрещающие осужденным брать в штрафные изоляторы имеющиеся у них продукты питания, а также устанавливающие запрет на курение в штрафном изоляторе, были оспорены в суде. По мнению заявителя, эти запреты противоречат закону, нарушают права осужденных и фактически являются дополнительным взысканием.
Этот запрет не может быть квалифицирован как пытка голодом, поскольку осужденные в штрафных изоляторах обеспечиваются питанием по общим нормам. До декабря 2003 г. в комментируемой статье содержалась ч. 4, которая предусматривала, что в штрафных изоляторах, помещениях камерного типа (единых помещениях камерного типа) и одиночных камерах питание неработающих осужденных осуществляется по пониженным нормам. Можно отметить, что Минимальные стандартные правила обращения с заключенными 1955 г. допускают применение дисциплинарных наказаний, предусматривающих строгое заключение или сокращение питания (п. 32.1).
Запрет на курение в дисциплинарных изоляторах установлен в Законе (ч. 1 ст. 137 УИК РФ), а запрет на курение в штрафных изоляторах - в ведомственном нормативном акте (п. 152 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений). Верховный Суд РФ в своем решении от 7 июля 2004 г. N ГКПИ04-867 указал, что курение не является охраняемым законом правом гражданина, не является оно и законным интересом осужденного. Это вредная привычка, и запрет на курение в штрафных изоляторах можно рассматривать в контексте повсеместной борьбы с курением. Конечно, этот запрет лицам, пристрастившимся к курению, объективно причиняет страдания. Как пояснили суду представители Министерства юстиции РФ и Генеральной прокуратуры РФ, запрет на курение в штрафных изоляторах не преследует цели причинения каких-либо страданий и оказания воздействия на никотинозависимое лицо. Данный запрет установлен исключительно в целях обеспечения пожарной безопасности и соблюдения санитарно-гигиенических требований. Кроме того, не должны нарушаться права осужденных, которые не курят.
Обучающиеся в общеобразовательных школах и профессионально-технических училищах в период нахождения в штрафных изоляторах на занятия не выводятся. Им разрешается иметь при себе учебники и предоставляется возможность самостоятельной учебы и консультаций с преподавателями. Осужденным разрешается пользоваться печатными изданиями из библиотеки учреждения. Письменные и почтовые принадлежности, имеющиеся у осужденных, хранятся у младшего инспектора по надзору за осужденными в штрафном изоляторе и выдаются им на время написания корреспонденции. Данное положение не нарушает право осужденных на обращение с заявлениями и жалобами, что подтвердил Верховный Суд РФ (решение от 20 сентября 2004 г. N ГКПИ04-1121).
Постельные принадлежности осужденным выдаются только на период сна. При выводе за пределы помещения им выдается одежда по сезону.
Осужденные, переведенные в помещения камерного типа, единые помещения камерного типа или одиночные камеры в порядке взыскания, имеют право ежемесячно расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости средства, имеющиеся на их лицевых счетах, только в размере пятисот рублей; получать в течение шести месяцев одну посылку или передачу и одну бандероль. Если осужденные не работают на свежем воздухе, им предоставляется ежедневная прогулка продолжительностью полтора часа. Осужденным, не допускающим нарушения установленного порядка отбывания наказания в период их нахождения в помещениях камерного типа (единых помещениях камерного типа), время прогулки по постановлению начальника исправительного учреждения может быть увеличено до двух часов в день на срок до одного месяца. Это положение, в принципе, должно распространяться и на осужденных, содержащихся в одиночных камерах.
С разрешения администрации исправительного учреждения осужденные могут иметь в течение шести месяцев одно краткосрочное свидание. Это положение распространяется только на свидания с родственниками. О праве осужденных на свидания с адвокатами см. комментарий к ч. 4 ст. 89.
Осужденным, переведенным в помещения камерного типа (единые помещения камерного типа) или одиночные камеры, не разрешается брать с собой имеющиеся у них личные вещи, кроме продуктов питания (за исключением чая и кофе), полотенца, мыла, зубного порошка, пасты, зубной щетки, туалетной бумаги, табачных изделий и спичек (для женщин предметов гигиены), а также религиозной литературы, предметов культа индивидуального пользования для нательного или карманного ношения. Осужденным разрешается иметь при себе судебные решения по их делу, а также ответы по результатам рассмотрения предложений, заявлений, ходатайств и жалоб, простые карандаши, авторучки, стержни, тетради, почтовые марки, открытки, конверты, пользоваться печатными изданиями из библиотеки учреждения, выписывать книги, журналы и газеты. Лица, обучающиеся в общеобразовательных школах и профессионально-технических училищах, в период отбывания взыскания на занятия не выводятся. Им разрешается иметь при себе учебники и предоставляется возможность самостоятельной учебы и консультаций с преподавателями.
Прием пищи осужденными производится в камерах, а в рабочее время - на производственных объектах. Постельные принадлежности осужденным выдаются только на период сна. При выводе за пределы помещения им выдается одежда по сезону.
В суде был оспорен п. 159 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, в соответствии с которым лицам, переведенным в помещения камерного типа, постельные принадлежности выдаются только на время сна. Оспариваемый запрет корреспондирует с запретом (абз. 11 п. 15 Правил) осужденным находиться на спальных местах в не отведенное для сна время без разрешения администрации. А этот запрет распространяется на всех осужденных. Заявитель просил признать недействующим п. 159 Правил, поскольку он противоречит федеральному законодательству, нормам международного права и нарушает его права на здоровье, свободу от пыток и дурного обращения. Заявитель указывал, что он вынужден сидеть на железной кровати, стоять по двенадцать часов в день, что создает ему бесчеловечные, пыточные условия. Верховный Суд РФ в своем решении от 3 октября 2007 г. N ГКПИ07-1079 отметил, что осужденному необязательно стоять или сидеть на железной кровати, поскольку нормами обеспечения предусмотрено оборудование помещений камерного типа скамейками для сидения. В своей кассационной жалобе заявитель уже не ссылался на то, что ему посидеть негде, признал наличие лавок для сидения, но указал, что осужденные вынуждены целый год ежедневно сидеть по шестнадцать часов на этих лавках, т.е. подвергаться пыткам, которые суд признал законными. Кассационная инстанция (определение Верховного Суда РФ от 24 января 2008 г. N КАС07-723) не согласилась с тем, что ничегонеделание в виде сидения на лавке является пыткой, т.е. бесчеловечным или унижающим достоинство обращением, при котором намеренно причиняются суровые страдания. С другой стороны, почему осужденные все время, свободное от сна, сидят на лавках? Они не работают, не учатся, не принимают участие в воспитательных мероприятиях, не ходят на прогулку?
К осужденным, содержащимся в штрафном изоляторе, помещениях камерного типа (единых помещениях камерного типа) или одиночных камерах, по их просьбе приглашаются священнослужители, принадлежащие к зарегистрированным в установленном порядке религиозным объединениям, по выбору осужденных.
Осужденные, водворенные в штрафной изолятор, переведенные в помещения камерного типа или одиночные камеры, работают отдельно от других осужденных.
В случае перевода осужденных из штрафных изоляторов, помещений камерного типа (единых помещений камерного типа) или одиночных камер в лечебно-профилактические учреждения уголовно-исполнительной системы срок их нахождения в лечебных учреждениях засчитывается в срок отбывания взыскания. Если этот перевод обусловлен причинением умышленного вреда здоровью (симуляцией болезни), срок нахождения в лечебно-профилактических учреждениях в срок отбывания взыскания не засчитывается.
В режимных корпусах следственных изоляторов и тюрем, а также в штрафном изоляторе (далее - ШИЗО), дисциплинарном изоляторе (далее - ДИЗО), помещении камерного типа (далее - ПКТ), едином помещении камерного типа (далее - ЕПКТ), изолированных помещений строгих условий отбывания наказания оборудуются комнаты для проведения амбулаторного приема подозреваемых, обвиняемых и осужденных (далее - медицинские кабинеты).
Перед водворением подозреваемых, обвиняемых, осужденных в одиночную камеру или карцер, в ШИЗО, ДИЗО, ПКТ, ЕПКТ, изолированные помещения строгих условий отбывания наказания после вынесения решения о наказании производится медицинский осмотр с письменным заключением врача (фельдшера) о возможности содержания их в перечисленных помещениях (см. Порядок организации медицинской помощи лицам, отбывающим наказание в местах лишения свободы и заключенным под стражу (утв. приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ и Минюста РФ от 17 октября 2005 г. 640/190)
Территория ПКТ и ШИЗО, ЕПКТ отделяется от жилой (производственной) зоны просматриваемым коридором с созданным в нем рубежом обнаружения (здание ДИЗО размещается в изолированной зоне). В зданиях ПКТ и ШИЗО, ЕПКТ (ДИЗО) оборудуется рубеж обнаружения, проходящий по окнам и крыше здания.
Взыскания в виде водворения в штрафные и дисциплинарные изоляторы, ПКТ, ЕПКТ и одиночные камеры производятся с указанием срока содержания в этих помещениях.
К осужденным, переведенным в ПКТ, могут применяться все меры взыскания, кроме перевода в ПКТ, а к осужденным, содержащимся в ЕПКТ, - кроме перевода в ПКТ и ЕПКТ.
В случае применения к осужденному меры взыскания в виде перевода в ПКТ, ЕПКТ за злостное нарушение режима в штрафном изоляторе срок содержания в ПКТ, ЕПКТ исчисляется после отбытия взыскания в штрафном изоляторе.
Наиболее строгими мерами взыскания, применяемыми к злостным нарушителям установленного порядка отбывания наказания, являются переводы осужденных в ПКТ, ЕПКТ или одиночные камеры.
Осужденным, подвергнутым этим мерам взыскания, не разрешается брать с собой имеющиеся у них личные вещи, кроме продуктов питания, полотенца, мыла, зубного порошка, пасты, зубной щетки, туалетной бумаги, табачных изделий и спичек (для женщин - предметов гигиены), а также религиозной литературы, предметов культа индивидуального пользования для нательного или карманного ношения.
Они имеют право: ежемесячно расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости средства, имеющиеся на их лицевых счетах, в размере 500 руб.; получать в течение шести месяцев одну посылку или передачу и одну бандероль; пользоваться ежедневной прогулкой продолжительностью полтора часа.
Осужденным, не допускающим нарушения режима в период отбывания взыскания в ПКТ, ЕПКТ и одиночных камерах время прогулки по постановлению начальника исправительного учреждения может быть увеличено до двух часов в день на срок до одного месяца. Им разрешается иметь в течение шести месяцев одно краткосрочное свидание.
В ПКТ, ЕПКТ и одиночных камерах осужденным разрешается иметь при себе судебные решения по их делу, а также ответы по результатам рассмотрения предложений, заявлений, ходатайств и жалоб, простые карандаши, авторучки, стержни, тетради, почтовые марки, открытки, конверты, пользоваться печатными изданиями из библиотеки исправительного учреждения, выписывать книги, журналы и газеты.
При переводе осужденных из ПКТ, ЕПКТ либо из одиночных камер в штрафной изолятор за нарушения режима срок их содержания в штрафном изоляторе в срок содержания в ПКТ, ЕПКТ и в одиночных камерах не засчитывается.
Лица, обучающиеся в образовательных школах, профессиональных училищах и на курсах профтехподготовки, в период нахождения в штрафном изоляторе, ПКТ, ЕПКТ и одиночных камерах на занятия не выводятся. Им разрешается иметь при себе учебники и предоставляется возможность самостоятельной учебы и консультаций с преподавателями.
К осужденным, содержащимся в штрафном изоляторе, ПКТ, ЕПКТ и одиночных камерах, по их просьбе приглашаются священнослужители, принадлежащие к зарегистрированным в установленном порядке религиозным объединениям, по выбору осужденных.
Медицинский осмотр и амбулаторное лечение осужденных, содержащихся в штрафном изоляторе, ПКТ, ЕПКТ и в одиночных камерах, осуществляется в специально оборудованном помещении. Санитарная обработка проводится отдельно от других осужденных. Больные осужденные размещаются в отдельных камерах по медицинским показаниям.
В случае перевода осужденных из штрафного изолятора, ПКТ, ЕПКТ и одиночных камер в лечебно-профилактические учреждения по причинам, не связанным с симуляцией болезни, срок их нахождения в лечебно-профилактических учреждениях уголовно-исполнительной системы засчитывается в срок отбывания взысканий.
Дежурство в камерах штрафного изолятора, ПКТ, ЕПКТ возлагается поочередно на каждого осужденного. Дежурный по камере обязан следить за сохранностью камерного имущества, инвентаря и оборудования, получать для осужденных посуду, следить за чистотой в камере, производить уборку прогулочного двора и санузла, мыть бачок для питьевой воды. Другие обязанности дежурного могут устанавливаться администрацией исправительного учреждения.
СУС - строгие условия содержания.
БУР - барак усиленного режима или профилактический барак
ЗУР - зона усиленного режима.
 
Lunna Оффлайн

Lunna

visibility
Регистрация
30 Ноябрь 2016
Сообщения
941
Симпатии
5
Баллы
0
#10
Рассказы людей побывавших в ИК-3 г. Краснотурьинск.
Про ШИЗО и ПКТ.
В каждой зоне своя уникальная атмосфера. Она может быть мрачно-гнетущей как на пятьдесят первой, или навсепохуй-анархической как на десятке, или это может быть атмосферой дурдома как на сорок шестой.
На тройке же была атмосфера самой дальней деревни в самом дальнем уезде, этакая патриархальность устоев и нравов. В начале 90-х здесь отбывал срок Вор Леха Заостровский, в его бытность мусора боялись лишний раз в жилзоне появиться.
Был случай когда Леха, на плацу перед столовой, разбил резные нарды об голову начальника оперчасти. Это факт общеизвестный. В те времена в зону не раз приезжал Миша Боярский, заходил в зону и пил водку с зеками на 11 отряде. Многие хранят фотографии с Боярским в зоне как реликвию.
После того как Заостровского вывезли ( при помощи спецназа и БТРа ) в другую зону, тройка еще лет пять катилась на воровском ходу, т.е. оставалась самой черной зоной в управлении, не смотря на то, что ежемесячно туда приезжал спецназ и в качестве профилактики дубасил от души всю зону, а ШИЗО и ПКТ убивали просто в понос.
Про ШИЗО на тройке надо сказать отдельно. За пять лет я там провел в ШИЗО 180 суток, это в общем-то немного по местным меркам, но кичу я знал отлично, каждую камеру. Там есть большие 3х3,5 метра на 6-8 человек и маленькие хаты 1,5х3,5 м на 2-4 человек. Полы в хатах деревянные. Тусклая лампочка в стене за решеткой, под самым потолком. В хатах стоят параши, огромные бочки с двумя ручками в которые зеки справляют нужду. Каждое утро двое из камеры выносят парашу и выливают в яму рядом с изолятором. Ручки (вынос параши) обычно разыгрывались в карты, кто проигрался , тот несет утром парашу.
Умывальника в хате тоже нет. Воду набирают в бак тоже утром. Там вообще все движение происходит утром. Вечером в камеру выдаются матрацы, утром их забирают и зеки игравшие всю ночь в карты спят на голом полу. Курить в изоляторе нельзя. Поэтому сигареты в камеру доставляются нелегально.
Чай тоже под запретом. Его варят на дровах в алюминиевой хозяйской кружке, которая называется чифирбак. Дрова это порванная на длинные тонкие лоскутья одежда или простынь или одеяло или газета свернутая трубочкой и обмотанная полиэтиленом. От таких дров весь потолок и стены покрыты слоем сажи.
В каждой камере было несколько хитрых тайников, куда прятались сигареты, чай, карты и прочее.
В четвертой камере жила крыса. Настоящая серая крыса. Их там полно везде и в бараках тоже. В холодные зимы они забирались под одеяла к спящим зекам погреться. Но эта крыса из четвертой камеры была известна на всю зону. С ней надо было обязательно делиться пайкой. В противном случае она утаскивала из тайников сигареты и чай. Все знали об этом и всегда оставляли крысе хлеба или каши.
В холодные зимы стены и потолок изолятора промерзали так, что на них образовывался иней. Раз в день прогулка 40 минут в прогулочных боксиках, железных ящиках размером с камеру с решеткой вместо потолка. И раз в неделю баня, это несколько душевых леек оборудованных в самой дальней камере. Баня в ШИЗО это приятное событие, пока камера моется в бане мусора обыскиваю хату. И утром обыскивают. И вечером. И днем могут пару раз ворваться.
Но самое шило это попасть под спецназ в изоляторе. На тройке верным признаком того, что сегодня в зону зайдет спецназ был утренний сладкий чай. Этот чай в обычные дни всегда был абсолютно безвкусным, а в дни побоищ он был издевательски сладким. Били так, что потом пару-тройку дней на спине лежать было нельзя.
На двенадцатой в Тагиле зеки один раз пошли в отмах и уронили двух или трех спецназовцев, потом тех зеков затравили собаками, хорошо, что не насмерть, ибо жизнь зека не стоит ничего…
Тройка зона голодная, в силу своей удаленности, видимо. Бывали случаи когда хлеба не давали по две недели, стряпали какие-то лепешки в столовой. Однажды сосед на утренней проверке вытащил пальцами зуб изо рта – цинга, тогда в зоне умерло пять или шесть человек, всем им поставили диагноз какая-то недостаточность. В столовой давали отвар еловых веток и это на рубеже 21 века.
Про медсанчасть. Попасть на прием к врачу и получить просроченную таблетку анальгина на тройке было сказочной удачей, зубного врача в зоне не было два года! Мне зуб вырывал зек который был санитаром в медсанчасти, рвали с двумя перекурами, в поту оба и я в крови, думал умру в этом кресле, видел уже ангелов встречных.
Но главное, что отличало эту зону от других, где мне довелось побывать, это арестантская солидарность, видимо потому, что там все в одинаковой степени голодные, вся зона на пайке….. ну, не считая красных, конечно, им давали двойную порцию каши, и сколько же народа продалось за этот черпак…!
2008 год. (Стилистика сохранена, описываются события конца 90-х)
 

Сейчас читают (Участников: 1, Гостей: 1)