• Телефонные звонки
  • Доставка посылок и передач в СИЗО-1
  • Денежные переводы осужденному
  • Страхование осужденных

ФКУ ИК-2 УФСИН России по Республике Мордовия

ШеFF Оффлайн

ШеFF

visibility
Регистрация
15 Ноябрь 2008
Сообщения
5,751
Симпатии
93
Баллы
73
Адрес
SmolCity
#1
"ФКУ ИК-2 УФСИН России по Республике Мордовия"

Адрес: 431160, Зубово-Полянский район, п. Явас, ул. Чернореченская, д. 1
тел: (834-57) 2-26-40, 2-26-47
e-mail: ik2mordovia@yandex.ru
 
ШеFF Оффлайн

ШеFF

visibility
Регистрация
15 Ноябрь 2008
Сообщения
5,751
Симпатии
93
Баллы
73
Адрес
SmolCity
#2
ГРАФИК РАБОТЫ

комнат приема, выдачи передач
федерального казенного учреждения «Исправительная колония № 2
Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Республике Мордовия»



Режим работы:
с 08.00 до 18.00
Без выходных

Перерыв на обед
с 12.00 до 14.00


ГРАФИК РАБОТЫ

комнат длительных и краткосрочных свиданий
федерального казенного учреждения «Исправительная колония № 2
Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Республике Мордовия»




Режим работы:
с 08.00 до 18.00
Выходной – воскресенье



Перерыв на обед
с 12.00 до 14.00​
 
ШеFF Оффлайн

ШеFF

visibility
Регистрация
15 Ноябрь 2008
Сообщения
5,751
Симпатии
93
Баллы
73
Адрес
SmolCity
#4
Про эту зону могу со слов женщин, недавно оттуда освободившихся, сказать, что это просто ад. Что там вытворяют сотрудники и сотрудницы ФСИН - это просто уму непостижимо... До сих пор пребываю в шоке. У начальника колонии в кабинете имеются боксерские перчатки, женщины оттуда выползают избитые до полусмерти. Например за то, что строчку кривовато отшила на воротничке кителя. Избивают прямо на швейке, во время работы, бьют ремнями от швейных машин, палками, черенками швабры, ломая об женщин эти палки. И вот одна, измордованная, окровавленная, ползет по цеху к своему месту, а остальные боятся голову поднять от машинки, не то, что встать помочь ей. Надо план гнать, иначе всему отряду конец. За невыполнение плана - массовые избиения, оставляют на морозе чуть не на весь день, ночь, не дают спать, не дают на отряде кипятка неделями. Работают с шести утра до двенадцати ночи без выходных .держать часами на улице, в одних футболках и носках, заставляя снимать и выкидывать теплые вещи, если у кого пододеты - это постоянная практика. В колонии регулярно бывают проверки - и это те редкие дни, когда смена заканчивается в четыре часа дня, как положено, а не в три часа ночи. Женщины боятся рот открыть в присутствии комиссии, потому что за самую невинную жалобу - например, что в магазине давно нет сигарет - одну заключенную чуть не убили. В прямом смысле. Естественно, после того, как комиссия уехала. Карточек на таксофон нет уже полгода, реально люди без хоть какой-то связи с домом сидят. Запреты в виде телефонов и сим-карт - немыслимая вещь, за которую можно лишиться жизни. ВСЕ теплые вещи отобрали и уничтожили. Про болезни и так называемую медицинскую "помощь" - отдельная история... могут занести любую инфекцию, одной девушке вырвали больной зуб и через несколько дней она умерла от заражения... Одними инструментами могут лечить больных ВИЧ, гепатитом, туберкулёзом и здоровых (пока). Я могу продолжать и продолжать, к сожалению... я долго беседовала с теми, кому повезло выйти оттуда живыми... С осужденными женщинами обращаются даже не как с рабами, а как со скотом. А проверки всё равно ничем не помогают.
 
nata74 Оффлайн

nata74

visibility
Регистрация
17 Февраль 2011
Сообщения
4,354
Симпатии
279
Баллы
83
Адрес
Подмосковье
#5
К посту выше ,о том, что там просто ад...
Рассказ воспоминания женщины, отбывающей там срок
 
nata74 Оффлайн

nata74

visibility
Регистрация
17 Февраль 2011
Сообщения
4,354
Симпатии
279
Баллы
83
Адрес
Подмосковье
#6

Отбывала я свой срок в мордовской ИК-2 в течение 2,5 лет. Еще до этого, с 2003 до 2006 года мотала срок в Иваново по малолетке. Оба раза по статье 228 (хранение и распространение наркотиков – МЗ).

Я не говорю, что я не виновата, но вы сами знаете, как работают сейчас оперативники. Мне 17 лет было, я связалась не с той компанией. Оба раза мне дали 4 года лишения свободы.

Второй раз меня красивенько оформили – девчонка знакомая денег у меня заняла. А потом пришла долг отдавать и угостила вроде как – дала мне какое-то ничтожное количество героина. Я вышла из подъезда, а меня оперативники и ждали. Они мне конкретно сказали: сдашь барыгу – отпустим, нет – поедешь на колонию. А мне кого было сдавать? Я ни с кем не общалась. У меня даже условный срок тогда не кончился.

Иваново и Мордовию не сравнить. Пионерский лагерь и ад. Две разные колонии. Я освободилась и тут же меня снова посадили, даже не успела понять, где я. В ИК-2 я попала в 2008 году, освободилась в мае 2010.

Как я прибыла в колонию, меня сразу спросили, что умею делать. Шить я умею, потому что до этого 2,5 года, научилась в Иваново. Меня отправили на промзону. У меня был спецмотор, пятинитка-оверлок (тип швейной машины).

Работали по 16 часов. Администрация часто привозила новые швейные машинки, чтобы быстрее пошив шел и больше денег приносил. Сдавали базу двойную, тройную и им все время мало было. Шили комбинезоны, куртки, милицию шили, камуфляжи. Милицейские рубашки, УФСИНовские. Женские, мужские. Это когда им надо переодеть личный состав. Куртки для РЖД, со всякими светоотражателями.

Ведомости две было — «белая» и «черная». Из зарплаты соответственно кучу всего вычитали — за питание, за это, за то, за форму. Потом потеряли ботинки, купили новые, вычитаем. Соответственно сумма у тебя вышла 5 тысяч рублей, а получаешь 500 рублей. Я зарабатывала больше всех, около 400 рублей, потому что на сложном оборудовании умею работать. Остальные меньше чем по 200 рублей в месяц, с учетом всех вычетов. Такие условия работы.
########
«Подойди и разверни ее!»

Я сейчас не против [жалоб на ФСИН], я только за. Потому что девочки сидят, женщины сидят, матери, бабушки. Жалко мне их. Они реально их убивают. Сама не раз видела. При мне избивали и били и сами осужденные. За всякое могли. За то, что неправильно посмотрела, неправильно сказала, просто нет настроения у сотрудников кое-каких. Соответственно и замначальника колонии В.К. тоже очень сильно избивал женщин. Он вызывает их к себе в кабинет, следом бегут начальник отдела безопасности и его зам, Н.М. и Т.П., и вот они втроем бьют как могут. Кто куда. Бьют за мелочи. Могут даже побить обычные младшие инспектора.

Летом 2009 года в ИК-2 избили одну осужденную. Я не помню за что ее К. избил, но избил он ее очень жестко: он ее в штаб тащил за одну руку, форма была разорвана, вся [заключенная] была в ссадинах. Это не побои, они ее волокли просто. Он ее тащил по асфальту, как мешок мусора. С той руки, которой ее по асфальту тащили, вся кожа слезла. Я до сих пор не понимаю, за что ее избили, видимо, за то, что она вышла из прокалки без пропуска. Похоже, она с другой заключенной через выход прометнулась – так вышла.

Заключенная уже была без сознания, на нее вылили ведро воды, вызвали врача. И вот в этот момент М. кричит: «Подойди и разверни ее!», – а она без сознания лежит, у меня истерика, слезы, я говорю: «Я не буду подходить и переворачивать». М. мне многозначительно так ответила: «Я с тобой потом поговорю».
Медсестра пришла, рыжая такая. Ее перевернули осужденные, я в этот момент чуть в обморок не упала: все разодрано – и зад, и ноги. Ей сделали укол, положили в санчасть. Она после этих уколов, похоже, с ума сошла.

В штабе вообще всякие вещи происходили. Самые активные, те, кого не устраивало жесткое с ними обращение, «приглашались» туда. И начиналось: «Лицом к стене, руки поднимай, юбку поднимай!». А потом начинался дубинал. У начальницы отдела безопасности М. дубинка не обычная, как у ментов, она если один раз ударит, там уже можно сознание потерять. Один раз она меня побила, когда я отказалась быть дневальной в комнате свиданий... и попа синяя!

К тому моменту я уже знала, что это такое, дневальный. Это надо стучать, подставлять девчонок. Для меня это было неприемлемо. Сама я не любила девочек, которые бегали в штаб. Я их била, честно говорю, потому что страдали из-за них нормальные девчонки. Начальники колонии могут использовать тебя в своих интересах. Могут, например, сказать, чтобы ты подложила под подушку какой-то осужденной щипчики, ножницы. Чтобы самых умных была возможность в ШИЗО закрыть.

Меня начальники заметили после того, как я выиграла «Мисс Колония» в Мордовии. Из-за этого администрация продолжала настаивать: я должна стать дневальной в комнате свиданий, стать, как они говорили, лицом колонии. Разговор шел в кабинете К., М. там была. Когда я отказалась, они так друг другу ухмыльнулись, после чего М. позвала меня к себе в кабинет. Я думала, что она будет угрожать запереть меня в ШИЗО. В очередной раз она начала мне говорить, что я обязана с ними сотрудничать, хочу я или не хочу: «Ты здесь не в пансионате! Тебе сказали – значит, ты будешь». Видимо, я очень агрессивно ей отвечала, и ей это очень не понравилось. Она не любит, когда ей дерзят.

Ну и начался отработанный уже сценарий: «К стене, руки подними, юбку поднимай». Дубинка нормальная такая была, она меня три раза ей ударила. Я заплакала, грозилась на нее пожаловаться. На следующий день, вопреки моему отказу, меня сделали дневальной.

Был у меня еще один инцидент с М. Спустя месяц, в шесть утра, я пришла на свое рабочее место в штаб. Там все было перевернуто – стулья, тумбочки. Оказалось, моя коллега маникюрные ножницы из кабинета М. взяла и спрятала их под стол. Тогда нас обеих М. снова в кабинете избила. По ее указке наше рабочее место и обыскали.
 
nata74 Оффлайн

nata74

visibility
Регистрация
17 Февраль 2011
Сообщения
4,354
Симпатии
279
Баллы
83
Адрес
Подмосковье
#7
Доносы по контракту

На следующий день после того, как меня М. в кабинете избила, вызывает меня сам С.П., бывший начальник колонии, и говорит: ты у меня будешь дневальным. Я ему объясняю: вы понимаете, что дневальная — это тоже самое, что и бригадир, как я поняла. Они заключают контракт и должны стучать, подставлять. Я не тот человек, этого не люблю. И вот мне понравилось, что П. сказал: «Я и сам не люблю тех, кто стучит. И ты ни на кого стучать тут не будешь. Требование только одно – к тебе будут приходить заключенные и передавать письма. Ты их будешь отдавать мне, запечатанными».

Тут надо уточнить – многие вещи там сотрудниками делаются в обход начальника колонии. П. хоть немного пытался с этим бороться. Есть моменты, о которых он просто не знал.

В конвертах были обращения заключенных к начальнику колонии, а у дежурных смены есть очень плохая привычка все это открывать и читать. Начальник колонии ежедневно приходит в каждый цех, в каждую бригаду, вызывает бригадира и задает вопросы, к нему можно подойти и сказать, что тогда-то писали обращение, и если оно до него не дошло, то он принимает какие-то меры. А начальники отдела безопасности, оперативники всячески пытаются (сделать так), чтобы эта вся переписка до начальника колонии не дошла – вынимают из почтового ящика, например. Поэтому они (заключенные) вынуждены подчиняться той же М., которая за самые незначительные нарушения избивает и очень сильно избивает.

В результате, когда П. пообещал, что стучать ни на кого не буду, я согласилась стать дневальной. До этого с зеленой биркой ходила, как склонная к суициду, а на следующий день ее сняли, в документах уже говорилось, что я адекватная. Я начала работать в штабе.

Месть закупщикам

Еще на зоне практикуется дача явок с повинной. Очень интересная тема. Ежемесячно вызывает старший дневальный бригадиров и говорит, сколько к такому-то числу должно быть явок с повинной в отряде. Дневальный приходит в отряд, подтягивает к этой теме либо тех, кто их постоянно пишет, либо вновь прибывших, кто еще не знает этой ситуации. Путем уговоров либо угроз заставляют дать эту явку с повинной в преступлениях, которые не совершала на самом деле.

Осужденные, чтобы не попасть в изолятор или не получить по голове, сидят и придумывают преступление какое-нибудь. Если приходит ответ с УВД прежнего местожительства, что нет такого преступления, они получают по голове за то, что такое придумали. Самая основная масса явок с повинной берется еще на стадии прибытия в колонию. Когда пришел этап, 10-15 человек, дневальный карантина какое-то количество явок сразу пытается с них взять. Если более матерые, она к ним не лезет, а если простушки, замухрышки, то она, естественно, берет с них явку с повинной.

Случаев раскручивания на явку за мой срок было только два. Была такая Наташа Суворова, она уже освободилась. Ей там добавили совсем мало. Такая же ситуация с Ольгой Мальцевой. По три месяца, по месяцу могут сверху срока добавить.

Люди такие явки пишут, я в шоке была, когда в штабе работала. Даже в убийствах признаются. В основном, конечно, в закупке наркотических средств. Потому что все сидящие в тюрьме пытаются своим закупщикам отомстить и с большой радостью пишут. На контакт идут с оперативником, чтобы просто отомстить. А более существенные преступления: кражи, убийства, получают только путем давления – штрафной изолятор или по голове получишь в каком-нибудь кабинете.

«Не дай Бог снова»

Женщин в колониях унижают. Бывает, приезжают туда девочки – чистенькие, ухоженные. А через месяц с ними такое делают! Их переодевают, мыться не дают, подшивать костюмы не дают. Администрации нравится, когда ходят зачушканистые, значит, что заключенных уже не тронут. А как увидят, что девушка костюмчик перешила, косынку не так завязала, вот они сразу цепляются.

Меня во многом спасало, что у меня оба раза была зеленая бирка – как у склонной к суициду. Боялись, что я могу сама себя или кого-то... Но ко мне все равно цеплялись – фамилию коверкали, чтобы вывести на агрессию. Ну, когда я стала «Мисс Колонии», от меня отстали.

Я отсидела год и восемь месяцев и вышла по УДО. Думаю, это начальник колонии П. поспособствовал. Он был согласен, чтобы меня выпустили.

Теперь я освободилась, у меня есть муж, ребенок. До сих пор вспоминаю слова одной женщины в колонии, которую я терпеть не могла. Когда выходила, она мне ворота открывала. И вот я выхожу, а она такая: «Ну и что, через сколько тебя ждать?». Как будто я конченная наркоманка или алкашка. С тех пор Бога молила, чтобы не дай Бог снова.
 
nata74 Оффлайн

nata74

visibility
Регистрация
17 Февраль 2011
Сообщения
4,354
Симпатии
279
Баллы
83
Адрес
Подмосковье
#9
В мордовских женских колониях продолжают пытать заключенных

За последние годы сменилось три начальника ФСИН, но пыток меньше не становится

22 июня 2017

В прессу регулярно попадает информация о пытках в колониях России. А уж если говорить об Интернете, то тут сведений о пытках — огромное количество.


фото: Алексей Меринов

Говорить о том, что пытки в колониях — это «горячая новость», мы не можем. Но мы, правозащитники, не можем и не писать об этой ситуации, которая никак не меняется. Только за последние годы сменилось три начальника ФСИН, но пыток меньше не становится.

Нельзя сказать, что руководство ФСИН не знает о пытках. Руководители один за другим осуждают насилие над заключенными, но не борются с ним.
Особенно мерзко выглядят избиения женщин-заключенных. Огромное количество жалоб приходит из колонии ИК‑2. Мы опросили множество бывших осужденных, и все они подтверждают насилие и пытки.


Ольге Ш. 37 лет. Сейчас она живет в Москве и работает маникюршей, но мечтает поступить в медицинский. Три года назад Ольга освободилась из ИК‑2 Мордовии, где провела два года. Не любит вспоминать, за что получила срок. Да и не важно, за что она сидела, — важно, что с ней там делали.
«Я хочу добиться того, чтобы их всех судили. Чтобы они ответили за свои преступления», — говорит Ольга о сотрудниках колонии.
В сентябре 2013 года между ней и одним из сотрудников ИК‑2 произошел небольшой словесный конфликт. Закончилось тем, что Ольга начала получать удары кулаками по голове, животу, спине и ягодицам. Потом ее поставили к стене и начали бить железной палкой по всему телу, пока она не сползла по стенке.
Избивавший Ольгу мужчина сказал ей: «Теперь я буду приходить к тебе каждый день». И действительно приходил и избивал. Ольга считает, что от смерти ее спасло только этапирование в другую область.
Ольга далеко не первая, кто обратился в фонд «В защиту прав заключенных» после освобождения из ИК‑2. На данный момент у нас есть заявления от шести освободившихся оттуда осужденных женщин.
Мы постоянно получаем жалобы от родственников осужденных, которые содержатся там сейчас.

Все обратившиеся описывают одинаковые издевательства над осужденными: работа по многу часов без перерыва, избиения заключенных, доведение до самоубийства (имена сотрудников, участвующих в преступлениях, известны).

О том, что происходит в ИК‑2, в 2013 году писала правозащитница Зоя Светова после скандала с Надеждой Толоконниковой. Несмотря на то что прошло уже четыре года, сменился директор ФСИН и несколько раз менялся начальник УФСИН Мордовии, — в ИК‑2 ничего не изменилось.

Все осужденные ИК‑2 работают на швейной фабрике.
Работа совершенно рабская. Подъем в 6 утра, в 6.30 — завтрак, в 7.00 — развод на фабрику.
С 7.00 до 24.00, а иногда до трех часов ночи, женщины работают. Сможет ли осужденная в течение дня сходить в туалет, в столовую, на прогулку, в баню, зависит исключительно от того, выполнила ли она «норму».
Осужденные берут с собой баночки и пакетики, в которые справляют нужду, не отходя от швейной машинки.

«Иногда девчонки встают, их мочевой пузырь не выдерживает, они идут и на ходу мочатся под себя», — рассказывает бывшая заключенная Елена Винниченко.

Возможность сходить в баню тоже надо заслужить. Винниченко говорит, что в декабре 2016 года их пустили помыться только один раз — аккурат 31 декабря.

Тут не имеет значения, умеешь ты шить или не умеешь. Работают даже с отрезанными на производстве пальцами.

Бывшая осужденная Татьяна Забелина рассказывает историю своей подруги: «Работала двое суток в закройном цехе, ей отрезало три пальца на правой руке. Ее увезли в больницу. Через неделю привезли и загнали обратно на фабрику работать».

Татьяне Чепуриной не было и 30 лет. Тихая, спокойная, всегда сдержанная. Она не справлялась с «нормой», из-за чего ее заставляли работать по 22 часа в сутки, не пускали в туалет и столовую. 23 октября 2011 года ее назвали неуспевающей и сильно избили. Вечером этого же дня Чепурина повесилась на собственном платке.
Ее тело сутки пролежало на улице возле санчасти, а потом еще сутки в так называемой запретной зоне (периметр между забором с током и колючей проволокой). Смерть впоследствии «списали», т.е. оформили как смерть по состоянию здоровья.

53-летняя Наталья Ульянова также не успевала отшивать норму на промзоне. В декабре 2013 года ей не разрешили вставать из-за швейной машинки и заставили работать в две смены. Естественно, не отпускали в туалет и столовую. Не отпустили даже в медсанчасть, когда ей стало плохо.
Когда Ульянова потеряла способность сидеть и вообще двигаться, ее просто положили рядом с вахтой, где она на холодном полу пролежала несколько часов, ожидая медицинской помощи. В этот же день, 29 декабря, она скончалась.

Бывшую осужденную Татьяну Гаврилову в Мордовии помнят очень хорошо. Из своих 40 лет она провела в заключении пятнадцать, семь лет отсидела в ИК‑2, освободилась в 2014 году.
Первый день в ИК‑2 у Гавриловой вышел очень запоминающимся — как для нее, так и для всей администрации колонии.
«Главный по безопасности в колонии К. тут же позвал к себе в кабинет. Он несколько раз меня ударил там по виску дубинкой. Мне ничего делать уже не оставалось, я начала обороняться», — рассказывает Гаврилова.
На крики К. прибежали все сотрудники, но Гаврилова, понимая, что терять ей нечего, не ослабляла захват: «Он приказал всем выйти из кабинета. Дал слово офицера, что больше меня никто тут бить не будет. Ну я его отпустила. Он сел на диван и спокойно уже сказал, что из колонии я никогда живой не выйду».
В этот же день Гаврилову повели в ШИЗО, потребовали снять нательный крестик. Она отказалась: «Пока меня по коридору вели, сотрудник П. со всей дури ударил меня сзади по голове. А он весом под сто килограмм. Я развернулась и нанесла ему боковой удар ногой в живот». Гаврилова тогда еще не знала, что П. являлся начальником колонии…
Увидев лежащего на полу начальника, остальные сотрудники забили тревогу и вызвали ОМОН: «К тому моменту меня уже прицепили наручниками к батарее. П. и другие продолжали мне наносить удары — в грудь, живот. Короче, когда прибежали двое омоновцев, я потеряла сознание».
Сейчас Татьяна Гаврилова — самая активная из освободившихся осужденных ИК‑2. Уже три года она продолжает писать жалобы в прокуратуру и УФСИН, пытается добиться возбуждения уголовных дел против сотрудников ИК‑2, собирает жалобы от других осужденных. У Гавриловой две цели: защитить тех, кто сейчас содержится в ИК‑2, и наказать всех ответственных за смерти и избиения осужденных.

Елена Винниченко прибыла в колонию ИК‑2 в феврале 2015 года. На левой ноге у нее была трофическая язва.
В медсанчасти ИК‑2 вместо надлежащего лечения ей начали колоть антибиотики, язва начала увеличиваться. Комплексного лечения Винниченко не получала, перевязок ей тоже не делали. Когда летом 2016 года женщину не пустили на очередную перевязку из-за невыполненной нормы, Винниченко сама сняла повязку с больной ноги. Из язвы полезли черви…

Другая осужденная рассказывает: при температуре 40, когда ее била лихорадка, свершилось чудо — ее положили в санчасть на два дня, чтобы сбить температуру. После того как температура опустилась до 38 градусов, чудеса кончились: пришлось выходить на промзону, где бригадир отряда начала избивать «отлынивающую».

Татьяна Забелина работала в столовой поваром, освободилась полгода назад. Сейчас живет и работает в Питере. На вопрос «как кормят» отвечает: «Такое ощущение, что дохлых свиней привозят. Когда варишь мясо, стоит отвратительный запах». Молоко выдают только больным, которым прописана специальная диета, но всегда только прокисшее. Но хорошую еду в столовой все-таки готовят, правда, не для осужденных: «Приезжают прокуроры, для них готовится заказ: салаты, утки, печенка, кролик — все готовится для прокурора. Упаковывается и вывозится за зону».
На еду отводится не более 20 минут, потом всех обратно загоняют на промку. Осужденные, зная, что в течение дня им больше не удастся поесть, пытаются спрятать у себя хлеб, но если сотрудники его найдут — обязательно побьют.
«Те, кого сутки не выпускают с производства, приходят в столовую как зомби — они не понимают, что происходит. Женщины в ИК‑2 не живут, а выживают», — рассказывает бывшая осужденная.

Осужденные, которые отбывают в ИК‑2 наказание, сами жалобы никогда не пишут — боятся мести сотрудников и в любом случае знают, что все бесполезно. Даже если кто-то из родственников осмелится написать жалобу в защиту осужденных, в итоге получит один и тот же ответ: «Проведенной проверкой никаких нарушений выявлено не было».

9 марта Владимир Путин освободил от должности начальника УФСИН по Мордовии генерал-майора внутренней службы Рамазана Ягьяева. Это произошло после серии статей члена Совета по правам человека и развитию гражданского общества Елены Масюк о нарушениях прав в мужских колониях Мордовии. Временно исполняющим полномочия начальника УФСИН России по Республике Мордовия назначен заместитель Ягьяева — Михаил Мезин.

Однако ситуация в колонии ИК‑2 не меняется — об этом нам сообщают девушки, которые сейчас находятся там. Описывают работу по 12 часов, отсутствие медицинской помощи, избиения. «В четвертом цехе бригадиры избили девочку беременную. Она вышла с карантина, даже не знала, что она беременна, потому что анализы ей не сделали. Ее избили и с выкидышем увезли», — сообщила нам заключенная Елена И. Заключенная О. сообщила нам о применении физического насилия к ней со стороны бригадира, из-за чего она лежала в больнице.

Нам в движении «За права человека» очень бы хотелось услышать мнение о происходящем генерал-полковника Геннадия Александровича Корниенко, который является директором Федеральной службы исполнения наказаний.
Пусть скажет: может быть, так и надо? Может быть, это нормально — избивать и доводить до суицида осужденных девушек? Будем ждать его ответа.
Может показаться, что правозащитники в этой ситуации сражаются исключительно за права осужденных, преступников. Но это не так.
Пока в российских колониях будут работать садисты, ни один человек не выйдет оттуда исправившимся. Наоборот — озлобленным, желающим мстить.
Именно поэтому уровень рецидивов в России — более пятидесяти процентов.
 
Последнее редактирование:
F Оффлайн

fak

visibility
Регистрация
19 Март 2019
Сообщения
14
Симпатии
0
Баллы
1
#10
Девахи,ищу Наталью Платонову.Отбывала в 385/2.
Кто чем может помочь????

посёлок Явас жх 385/2 женская двойка
 
Последнее редактирование модератором:

Сейчас читают (Участников: 1, Гостей: 0)